Quantcast

Russia and Poland (Russian Version)

Смоленск – несчастливое место для российско-польских отношений. В 1611 году, после 20-месячной осады, город был захвачен польскими войсками. В 1940-м в Катынском лесу, в 19 км к западу от Смоленска, были расстреляны тысячи польских военных, взятых в плен Красной армией после заключения пакта Молотова-Риббентропа. 10 апреля 2010 года самолет Ту-154 польских ВВС потерпел катастофу при попытке совершить посадку на аэродроме «Смоленск-Северный». Погибли все, кто находился на борту – 96 человек, в том числе президент Лех Качиньский, первая леди Мария Качиньская, представители политической и военной элиты и духовенства.

Президента Качиньского было трудно заподозрить в симпатиях к Кремлю. В 1980-е годы он был арестован как «антисоциалистический элемент» за активное участие в «Солидарности». Одним из первых актов Качиньского на посту президента стало блокирование переговоров о партнерстве между Россией и Евросоюзом. Качиньский ратовал за принятие Украины и Грузии в НАТО (в августе 2008-го, во время российско-грузинской войны, он лично прилетал в Тбилиси для участия в митинге поддержки) и размещение на территории Польши элементов системы ПРО США. В прошлом году президент представил к государственным наградам Республики Польша непримиримых оппонентов Кремля – писателя и экс-кандидата в президенты РФ Владимира Буковского и журналиста Александра Подрабинека.

Кремлевская реакция на трагедию в Смоленске удивила многих. Некоторые либеральные российские публицисты даже признались, что впервые за многие годы им не было стыдно за свое правительство. Формальные слова соболезнования и помощь в получении виз – обычные действия в подобных ситуациях. Однако Дмитрий Медведев пошел дальше: в России был объявлен общенациональный траур – беспрецедентная реакция на трагедию, не унесшую жизни ни одного российского гражданина. Президент России лично подписал книгу соболезнований в посольстве Польши и опубликовал на сайте Кремля обращение к польскому народу на польском языке. А 11 апреля, в вечерний прайм-тайм, государственный телеканал «Россия-1» показал фильм Анджея Вайды «Катынь». С момента своей мировой премьеры в 2007 году этот фильм так и не дошел до широкой российской киноаудитории, поскольку был негласно «не рекомендован» властями.

Подобного сближения России и Польши на государственном уровне не было с демократических 90-х. В 1992 году Борис Ельцин передал польской строне архивные документы, в том числе решение Политбюро, доказывающие ответственность СССР за расстрелы в Катыни. В 1993-м президент России возложил венок со словами «Простите нас...» к катынскому мемориалу в Варшаве.

Не менее показательной была реакция тысяч российских граждан, приносивших цветы и свечи к зданиям дипломатических представительств Польши в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде и Иркутске. Отношения между двумя славянскими народами, в отличие от отношений их правительств, никогда не были по-настоящему антагонистичными. В XIX веке русская интеллигенция, убежденная, что народ, порабощающий других, и сам не может быть свободным, открыто сочувствовала Польше. Именно к полякам была обращена знаменитая фраза Александра Герцена, позже ставшая одним из лозунгов диссидентского движения в Советском Союзе: «за вашу и нашу свободу». Программа Конституционно-демократической партии, выигравшей первые в российской истории парламентские выборы в 1906 году, содержала требование автономии Польши. Символично, что демократическая оппозиция в современной России заимствовала название у польской «Солидарности». Лех Валенса, недавно встретившийся с Гарри Каспаровым, и сам заявил о поддержке российских демократов.

Россия и Польша не обречены на вражду. «Катынь стала болезненной раной польской истории и на долгие десятилетия отравила отношения между поляками и русскими, – собирался сказать Лех Качиньский в своей последней, непроизнесенной речи. – Так сделаем же так, чтобы катынская рана могла наконец окончательно зажить и затянуться. Мы уже на верном пути».

OG Image: